?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

А теперь, с учётом информации из предыдущего поста, мой ответ на загадку, которую я загадал в прошлую субботу. Я решил ещё раз привести тот фрагмент из книги Айн Рэнд «Источник», но уже со своими развёрнутыми комментариями. Суммарно получилось довольно много текста.

«Если научиться управлять душой хотя бы одного-единственного человека, можно это делать и со всем человечеством. Это душа, Питер, душа. Не кнут или меч, не огонь или оружие. Вот почему Цезари, Аттилы, Наполеоны были дураками и не смогли удержаться у власти. Мы сможем. Душа, Питер, – это то, чем нельзя управлять, она должна быть сломлена. Вбей в нее клин, возьми ее в свои руки – и человек твой. Не нужно кнута – он принесет тебе его сам и попросит выпороть себя. Включи в нем обратный ход – и его собственный механизм будет работать на тебя. Используй его против него самого. Хочешь узнать, как это делается? Послушай, разве я тебе когда-нибудь лгал? Разве ты не слушал все это годами, но ты не хотел слышать, и это твоя вина, а не моя. Тут много способов. Вот один из них. Заставь человека почувствовать себя маленьким».

Итак, какой-то философствующий негодяй пытается обучать плохому не слишком удачливого диктатора Питера, сам толком не зная истории. При этом он ставит себе излишне амбициозную задачу управления душой. Ведь чтобы обезопасить себя от народного восстания, диктатору достаточно просто отбить у людей охоту сопротивляться государственному насилию. Хотя, конечно, это не поможет избежать предательства в собственном окружении, жертвами которого стали Цезарь и, по одной из версий, Атилла, а также военного поражения, в результате которого власти лишился Наполеон. Но не будем чрезмерно придираться и пойдём дальше.

«Заставь его почувствовать себя виновным. Уничтожь его стремления и его целостность. Это трудно. Даже худший из вас ищет идеал. Убей его цельность путем внутреннего подкупа. Направь его на разрушение цельности человека. Проповедуй альтруизм. Говори, что человек должен жить для других. Скажи, что альтруизм – это идеал. Ни один из них не достиг этого, и ни один этого и не хотел. Все жизненные инстинкты восстают против этого. Человек начинает понимать, что не способен к тому, что сам принял как высшую добродетель – и это вызывает чувство вины, греха, сомнение в себе самом. Но раз высший идеал недосягаем, человек постепенно отказывается от всех идеалов, от всех надежд, от всякого чувства личной ценности. Он чувствует, что обязан проповедовать то, чего сам не может делать. Но человек не может быть наполовину добрым или приблизительно честным. Сохранить порядочность очень трудно. Зачем сохранять то, что уже подгнило? Его душа теряет самоуважение. И он твой. Он будет подчиняться. Он будет рад подчиняться – потому что не может верить самому себе, чувствует себя не совсем определенно, чувствует себя нечистым. Это один путь».

Вот тут уже появляются определённые претензии по существу. Альтруизм как таковой не приводит к разрушению цельности человека, если он носит предметный характер – я сделал то-то, чтобы помочь тому-то с такой-то целью. Чтобы получить описанный выше результат, нужно проповедовать не просто альтруизм, а «общественное благо», убедив людей в том, что эта цель достижима, но только посредством усиления государства, постоянно подчёркивая приоритет общественного над личным.

«А вот еще один. Разрушить ощущение ценности. Разрушить способность различать величие или достигать его. Великим человеком нельзя управлять. Нам не нужны великие люди. Не отрицай понятие величия. Разрушай его изнутри. Великое редко, трудно, оно – исключение. Установи планку на уровне, доступном для всех и каждого, вплоть до самого ничтожного, самого глупого, – и убьешь желание стараться у всех людей, маленьких и больших. Ты уничтожишь мотив к совершенствованию. Смейся над Рорком и считай Питера Китинга великим архитектором. И уничтожишь архитектуру. Превозноси Лойс Кук и уничтожишь литературу. Подними на щит Айка и уничтожишь театр. Восславь Ланселота Клоуки и уничтожишь прессу. Не пытайся сразу разрушить все храмы – напугаешь людей. Воздвигни храм посредственности – и падут все храмы. Но есть и другой способ. Убивать смехом. Смех – инструмент веселья. Научись использовать его как орудие разрушения. Преврати его в усмешку. Это просто. Позволь смеяться надо всем. Скажи, что чувство юмора – ничем не ограниченная добродетель. Не оставляй ничего святого в душе человека. Убей почитание – и ты убьешь в человеке героя. Человек не может почитать насмехаясь. Он станет подчиняться, и не будет границ для послушания – ничто не важно, нет ничего серьезного».

Здесь по большому счёту спорить не о чем. Все эти меры имеют три цели. Во-первых, сформировать полностью лояльную, зависящую от правителя культурную элиту. Во-вторых, помешать формированию низовой элиты, способной составить конкуренцию действующей власти. В-третьих, превратить народ в тупое быдло, неспособное к организованному сопротивлению государственному произволу.

«Или еще вот этот способ. Он один из самых важных. Не позволяй людям быть счастливыми. Счастье самосодержательно и самодостаточно. Если люди счастливы, ты им не нужен. Счастливые люди свободны. Поэтому убей радость в их жизни. Отними у них все, что им дорого и важно. Никогда не позволяй людям иметь то, чего они хотят. Заставь их почувствовать, что само личное желание – зло. Доведи их до такого состояния, чтобы слова «я хочу» стали для них не естественным правом, а стыдливым допущением. Альтруизм весьма полезен для этого. Несчастные придут к тебе. Ты будешь им нужен. Они придут за утешением, за поддержкой. Природа не терпит пустоты. Опустоши душу – и можешь заполнить это пространство, чем угодно тебе. Не понимаю, чем ты так шокирован, Питер. Это один из самых старых способов. Вспомни историю. Взгляни на любую великую этическую систему начиная со стран Востока. Разве все они не проповедуют отречение от личного счастья? Разве за всеми хитросплетениями слов не звучит единственный лейтмотив: жертвенность, самоотречение? Разве ты не способен различить, о чем они поют – «откажись, откажись, откажись, откажись»? Вдумайся в сегодняшнюю моральную атмосферу. Все приносящее радость – от сигарет до секса, амбиций и выгоды, – все объявлено аморальным или греховным. Только докажи, что что-то приносит людям счастье, – и оно обречено. Вот до чего мы дошли. Мы связали счастье и вину. И взяли человечество за горло. Брось своего перворожденного в жертвенный огонь; спи на постели, утыканной гвоздями; спеши в пустыню умерщвлять плоть; не танцуй; не ходи в кино по воскресеньям; не пытайся разбогатеть; не кури; не пей. Все та же линия. Великая линия. Дураки думают, что подобные табу – просто бессмыслица. Какие-то остатки былого, консерватизм. В бессмыслице всегда есть некий смысл, некая цель. Не торопись исследовать безумие – спроси себя, чего им достигают».

А вот тут содержится первый наиболее важный недостаток из загаданных. Если делать всё так, как советует этот идиот, не знакомый с европейской историей, то можно получить толпу религиозных фанатиков, которым будет особо нечего терять и с которыми будет не так-то просто управиться. Пример, который сразу приходит на ум, – это война французского короля Генриха III против Католической Лиги. Несмотря на то, что Генрих объявил себя главой этой Лиги, его враги Гизы сумели перехватить над ней контроль. В результате король бежал из Парижа, больше года сражался за свой трон и погиб от руки фанатичного монаха Жака Клемана.

«Каждая этическая система, проповедующая жертвенность, вырастала в мировую и властвовала над миллионами людей. Конечно, следует подобрать соответствующую приправу. Надо говорить людям, что они достигнут высшего счастья, отказываясь от всего, что приносит радость. Не стоит выражаться ясно и определенно. Надо использовать слова с нечетким значением: всеобщая гармония, вечный дух, божественное предназначение, нирвана, рай, расовое превосходство, диктатура пролетариата. Разлагай изнутри, Питер. Это самый старый метод. Этот фарс продолжается столетиями, а люди все еще попадаются на удочку. Хотя проверка может быть очень простой: послушай любого пророка и, если он говорит о жертвенности, беги. Беги, как от чумы. Надо только понять, что там, где жертвуют, всегда есть кто-то, собирающий пожертвования. Где служба, там и ищи того, кого обслуживают. Человек, вещающий о жертвенности, говорит о рабах и хозяевах. И полагает, что сам будет хозяином. А если услышишь проповедь о том, что необходимо быть счастливым, что это твое естественное право, что твоя первая обязанность – ты сам, знай: этот человек не жаждет твоей души. Этот человек ничего не хочет от тебя. Но стоит ему прийти – и ты заорешь во все горло, что он эгоистичное чудовище. Так что метод доказал свою надежность в течение многих столетий. Но ты должен был заметить кое-что. Я сказал: «Надо только понять»».

Здесь содержится второй наиболее важный недостаток из загаданных. Чтобы лишить людей ощущения счастья, мало забить им голову всякой бессмысленной ерундой, нужно ещё реально помешать им овладеть собой. Для этого в дополнение к требованиям ничем не оправданных жертв необходимо всячески насаждать культ потребления, чтобы большинство людей ощущали собственную греховность, потакая самым примитивным животным страстям, и в итоге по-максимуму запутывались. Чем бы ни закончилась внутренняя борьба каждого из них, им всем будет уже не до политики.

«Понимаешь? У людей есть оружие против тебя. Разум. Поэтому ты должен удостовериться, что отнял его у них. Выдерни из-под него то, на чем он держится. Но будь осторожен. Не отрицай напрямую, не раскрывай карты. Не говори, что разум – зло, хотя некоторые делали и это, и с потрясающим успехом. Просто скажи, что разум ограничен. Что есть нечто выше разума. Что? И здесь не стоит быть слишком ясным и четким… Здесь неисчерпаемые возможности. Инстинкт, чувство, откровение, божественная интуиция, диалектический материализм. Если тебя прихватят в самых критических местах и кто-то скажет, что твое учение не имеет смысла – ты уже готов к отпору. Ты говоришь, что есть нечто выше смысла. Что тут не надо задумываться, а надо чувствовать. Верить. Приостанови разум, и игра пойдет чертовски быстро. Все будет, как ты хочешь и когда ты хочешь. Он твой. Разве можно управлять мыслящим человеком? Нам не нужны мыслящие люди».

Данные рекомендации понятны и очевидны. Однако мой разум говорит о том, что на месте незадачливого диктатора Питера я бы засадил этого недоделанного макиавелли за решётку и поискал себе другого наставника, который посоветовал бы мне что-нибудь хорошее и конструктивное, с учётом как моих личных интересов, так и интересов народа, которым мне довелось управлять.

Оригинал на Дриме: https://formview.dreamwidth.org/125600.html

Комментарии

( 2 комментария — Оставить комментарий )
romanetto
1 июл, 2019 17:24 (UTC)
Отличный разбор!))
( 2 комментария — Оставить комментарий )